Как пишется имя саш с мягким знаком или нет

Ответы@chiomapokmi.tk: Как пишется правильно обращение, Сашь или Саш?

как пишется имя саш с мягким знаком или нет

Можно ли сказать, что его правильно писать без мягкого знака на конце а раз такового нет, то и "Саш", и "Сашь" вполне равноправные варианты . Потому что написание мягкого знака после шипящих закреплено правилами: имена ж. рода В остальных случаях мягкий знак не пишется. (Например: Паш, Наташ, Маш, Саш, или Пашь, Наташь, Машь, Сашь?) С Мягкий знак на конце подобных форм не пишется. Как правильно писать, когда обращаешься к человеку по имени,с мягким знаком или без?и почему?. Это слово пишется без мягкого знака — Саш. Правила написания слова. Чтобы выяснить, как правильно пишется звательная форма от имени форме (в современном русском языке нет литературной звательной формы, но в.

И вагон наш, сбавляя скорость, тоже тяжело вздохнул, словно ему не хотелось отпускать. Я вообще заметил, что в поезде как-то часто меняется настроение. Вот, например, в первые часы пути мне всё казалось очень интересным, просто необычайным: А как я там жить буду? И уже хотелось, чтобы поскорее замолчали колёса и поскорее я добрался до дедушки. А вот сейчас мне стало грустно… Я успел привыкнуть ко всему в вагоне, особенно к Андрею Никитичу, и очень не хотел с ним расставаться.

Андрей Никитич стоял у окна и махал фуражкой. Он махал мне одному. Знала это и Ангелина Семёновна, поэтому она демонстративно повернулась к поезду спиной и стала рыться в своём синем мешочке, похожем на те мешки, в которых девчонки сдают калоши в раздевалку, только чуть поменьше.

Ангелина Семёновна прятала этот мешочек под кофтой. Сперва она вытащила какую-то большую бумажку, сделала испуганное лицо и спрятала деньги обратно. Потом вынула бумажку поменьше и снова испугалась. Наконец вытянула совсем маленькую и стала размахивать этой бумажкой с таким видом, будто клад в руке держала.

Скоро к ней подъехала телега. Возчик, небритый дяденька с папиросой за ухом, оглядывался по сторонам так, словно украл что-нибудь. И лошадёнка тоже испуганно косила своими большими лиловыми глазами. Казалось, он так торопится, что нарочно сокращает и коверкает слова. Она очень долго устраивалась в телеге. Сперва размещала вещи так, чтобы ничего не упало, не разбилось и не запачкалось. Потом долго усаживала Веника — так, чтобы его не очень растрясло и чтобы ноги в колесо не попали.

Усевшись сзади, она догадалась наконец спросить, к кому я приехал. Может быть, у него комната для нас найдётся, а? И Веник будет под наблюдением — он ведь такой болезненный мальчик. Будем жить одной семьёй! Ангелина Семёновна залезла обратно в телегу, возчик хлестнул свою лошадёнку — заскрипели колёса, и ноги Ангелины Семёновны заколотились о деревянную грядку телеги.

Я огляделся по сторонам. За станцией и по обе стороны от неё была глубокая-глубокая, вся в солнечных окнах, берёзовая роща. Воздух был какой-то особенный — свежий, будто только что пролился на землю шумный и светлый летний дождь.

Возле реки всегда бывает такой воздух. Но самой реки не было видно: От всей этой красоты я так расчувствовался, что даже забыл придерживать пальцем крышку своего командировочного чемодана, как наказывала мне мама.

Чемодан раскрылся — и что-то глухо шлёпнулось в траву. Я нагнулся и увидел, что это книжка, а вернее сказать — учебник… Да, учебник русского языка, грамматика.

Я мрачно опустил чемодан на траву и положил учебник обратно. Потом достал нарисованный мамой план пути, развернул. Развернул — и вдруг почувствовал, что лицу моему нестерпимо жарко, хотя утренние лучи ещё только светили, но почти не грели. В левом углу листа моей рукой большими печатными буквами было выведено: А чуть пониже стояла красная двойка, с какой-то очень ехидной закорючкой на конце. Я сразу понял. И мне стало ещё жарче. Но почему же он так приветливо махал мне из окна фуражкой?

Догнать поезд я уже не. Да и не догонять нужно было поезд, а бежать от него в другую сторону, чтобы не встретиться с Андреем Никитичем. Это он, конечно, правильно. Но только почему же он не добавил, что русский язык ещё и очень трудный? Забыл, наверное, как в школе с диктантами мучился. Так рассуждал я, огибая берёзовую рощу. Но, может быть, думал я, во времена Тургенева учителя не так уж придирались и не снижали отметки за грязь и за всякие там безударные гласные?

А я вот из-за этих самых безударных сколько разных ударов получал: От этого ведь велосипед мотоциклом не становится. Важно только, чтобы всё было понятно. И зачем только люди сами себе жизнь портят? Когда-нибудь они, конечно, додумаются и отменят сразу все грамматические правила. Но, так как пока ещё люди до этого не додумались, а додумался только я один, мне нужно готовиться и сдавать переэкзаменовку.

Рассуждая таким образом, я обогнул рощу и сразу увидел Белогорск. Городок взбежал на высокий зелёный холм. Но не все домики добежали до вершины холма. Некоторые, казалось, остановились на полпути, на склоне, чтобы немного передохнуть.

Я тоже стал медленно взбираться на холм. Чтобы не терять времени даром, я начал обдумывать план своих будущих занятий. Мне нужно было каждый день заучивать правила, делать упражнения и писать диктанты. Прикинув в уме, сколько в учебнике разных правил и упражнений, я решил, что буду заниматься по три часа в день. Спать буду по семь часов — значит, четырнадцать часов у меня останется для купания и всяких игр с товарищами если я с кем-нибудь подружусь.

Подскажите!!!

Ну, и для чтения. Между прочим, наша учительница говорила, что если много читать, так обязательно будешь грамотным. Но я не очень-то верил этому, потому что читал я много за день мог толстенную книгу проглотитьа диктанты писал так, что в них, кажется, красного учительского карандаша было больше, чем моих чернил.

Когда я однажды высказал всё это нашей учительнице, она сказала: Мне было непонятно, что общего между пищей и книгами. Тогда учительница сказала, что книги — это тоже пища, только духовная. В общем, книги мне пока не помогали справляться с безударными гласными.

По маминому чертежу я быстро отыскал дедушкин домик. Вернее сказать, это был не дедушкин дом, а дом, в котором жил дедушка, потому что, кроме него, там жила ещё одна семья. Обо всей этой семье я ещё подробно ничего не знал, а знал только об одной Клавдии Архиповне, которую мама называла тётей Кланей, потому что она нянчила маму в детстве, как меня бабушка.

В Москве мама предупредила меня, что дедушка не сможет прийти на станцию: А ключи он оставит у тёти Клани. В домик вели два крыльца. Одно было пустое и заброшенное какое-то, а на ступеньках другого лежал полосатый коврик и стояли большие глиняные горшки с цветами и фикусами. Их, наверное, вынесли из комнаты для утренней поливки. Конечно, здесь именно и жила тётя Кланя. Я направился к крыльцу, но тут, будто навстречу мне, распахнулась дверь, и на крыльцо вышел мальчишка лет двенадцати, в трусах, с полотенцем на плече.

Ловко перепрыгнув через цветочные горшки, мальчишка подбежал к рукомойнику. Рукомойник висел на ржавом железном обруче, которым была подпоясана молодая берёзка, то и дело подметавшая своей листвой край черепичной крыши. Сперва мне показалось, что мальчишка вообще не заметил. Он преспокойно разложил на полочке мыло, щётку, зубной порошок.

И вдруг, не глядя на меня, спросил: Мальчишка старательно намылился, повернул ко мне своё лицо, всё в белой пене, и так, не раскрывая зажмуренных глаз, задал второй вопрос: Мальчишка постукал ладонью по металлическому стержню умывальника; пригнувшись, попрыгал под несобранной, веерообразной струёй, пофыркал и потом сказал, точно приказ отдал: Мальчишка стал тереть зубы с такой силой, что я просто удивлялся, как они целы остались и как щётка не сломалась.

Не очень-то внятно, потому что рот его был полон белого порошка, мальчишка сказал: Так уж придётся тебе побыть Шурой. Понять-то я понял, но мне это не очень понравилось. Мальчишка от неожиданности даже проглотил воду, которой полоскал рот. У себя в Москве будешь распоряжаться! Заметив, что я растерялся, он взглянул на меня чуть-чуть поласковей: Иди, Шурка, за. Она мне встречать тебя приказала. А я не пошёл. Что ты, иностранная делегация, что ли? Если бы ещё от станции далеко было или дорога запутанная!

А то так, ради церемонии… Здравствуй, мол, Шурочка! Ждали тебя с нетерпением, спасибо, что пожаловал! Не люблю я этого! Саша взглянул исподлобья так сердито, словно я был виноват, что он не выполнил приказа бабушки и что ему за это попадёт. Но он посмотрел на меня ещё злее: Одна комната была такая солнечная, что в ней, не зажмурившись, стоять было невозможно. А другая — совсем тёмная: И они тебя послушались? Только бабушка сперва не соглашалась. Но я ей такую карточку сделал, что она потом каждый день стала фотографироваться.

Саша кивнул на фотографию, висевшую над кроватью. С карточки придирчивыми Сашиными глазами глядела на меня исподлобья Сашина бабушка.

Не только глаза, но и всё лицо её было строгое и очень властное. А лоб был высокий и весь в морщинках, которые соединялись и пересекались одна с.

Саша, видно, очень хорошо фотографировал, если морщинки так ясно получились. Я, между прочим, совсем не такой представлял себе тётю Кланю, которая, по словам мамы, вынянчила её. Я ожидал увидеть добрую и очень разговорчивую старушку. А у тёти Клани губы были так плотно сжаты, словно наглухо прибиты одна к. Пока будем возиться, бабушка с рынка вернётся и захватит. Давай прямо на реку махнём. А чемоданчик твой пока под кровать задвинем.

В это время послышался топот босых пяток по деревянным ступеням. Через три дома отсюда живёт. Её вообще-то Липой зовут. Полное имя Олимпиада. Не слыхал, что ли?

как пишется имя саш с мягким знаком или нет

Это её в честь матери назвали. А я в Липучку перекрестил, потому что она как прилипнет, так уж ни за что не отвяжется.

Ой, какие же вы пахучие! Но вот Липучка появилась на пороге. Это была рыжая девочка, с веснушками на щеках, с уже облупившимся, удивлённо вздёрнутым носиком. Да и выражение лица у неё было такое, будто она всё время чему-то удивлялась или чем-то восторгалась.

Внук дедушки Антона приехал! Но Липучка заметила, и ей это очень понравилось. Она стала хохотать и сквозь смех приговаривала: Смех у неё был какой-то особенный: Я прошептал про себя мамино имя-отчество: Я всё это высказал Липучке, а она вытаращила свои зелёные, как у нашего Паразита, глазищи и стала тыкать в меня пальцем:.

Не знает, как собственного дедушку зовут! А своё-то имя ты помнишь? Саша, ухмыляясь, засовывал под кровать мой командировочный чемоданчик. Дедушку-то, ясное дело, Петром Алексеевичем зовут. Ты, Липучка, про это не знаешь, потому что только в прошлом году сюда приехала.

как пишется имя саш с мягким знаком или нет

А мы дедушку уже три года Антоном зовём: А дедушка, значит, от имени Антона Павловича вёл программу и на вопросы отвечал. С тех пор мы его и прозвали Антоном. Запирая дверь, он шепнул мне: А то ведь такой визг поднимет! Да и команды у нас не хватает. С виду она вон какая весёлая, сверкает на солнышке, а на самом деле — хитрая и коварная… Я с удивлением посмотрел на Липучку: А на вид такая приветливая. Хотя мама всегда говорит, что я плохо.

Я глазел на Липучку с таким удивлением, что она спросила: И стала тереть свои щёки, словно хотела уничтожить маленькие и очень симпатичные коричневые точечки. Ты, ясное дело, тоже хитрая. Но только я про Белогорку. В ней ямы на каждом шагу и воронки студёные… Ты, Шурка, плаваешь хорошо? Я неопределённо пожал плечами.

Это меня один мой товарищ в школе так научил: Липучка, и точно, приняла мой жест за утверждение. До того берега и обратно. Я опять неопределённо пожал плечами, потому что умел плавать только по-собачьи, а всякие там брассы и кроли ещё не изучил: Река называлась Белогоркой потому, что в ней отражались и зелёный холм и белые домики. Липучка даже говорила, что она свой домик в воде различает.

Но Саша не верил и подшучивал над ней: Или ты её днём за шкаф прячешь? Белогорка была довольно широкой и на вид очень безобидной рекой; она петляла между зелёными холмами, точно, убегая от кого-то, хотела замести свои следы. Над берегом нависла песчаная глыба ржавого цвета, словно огромная собака тянула к реке свою лохматую морду.

А под глыбой чтобы дождь не замочил были аккуратно сложены причудливые ветвистые коряги, балки, доски и брёвна разных цветов: Тут же валялась старая калитка неопределенного цвета со сломанными перекладинами. Не плот, а флот!. Чуть поодаль стоял зелёный шалаш, сложенный из хвойных и берёзовых ветвей. Он осторожно, на цыпочках, подошёл к шалашу, вытащил оттуда топор, молоток, баночку с гвоздями.

Потом выволок из шалаша за передние лапы белого пушистого пса и стал всерьёз упрекать его: Да в военное время тебя расстреляли бы на месте. Сразу бы к стенке приставили: Я все инструменты вытащил, а тебе — хоть бы хны.

Выслушав всё это, пёс сладко, с завываньицем зевнул, фыркнул, стряхнул с морды песок, а потом вскочил на лапы и принялся отважно лаять.

Всё-таки старость уважать. Да артист ты уж больно талантливый! Повернувшись ко мне, Саша объяснил: Три раза раскланиваться выходил. Эх, и медленно у тебя котелок варит! А теперь произнеси в один приём название породы и имя.

По-грузински – Сандро , По-армянски – Самвел, По-русски – Саша (Александр) - РИА ТОП68

Саша вытащил из шалаша большой фанерный ящик. Мы его к плоту прибьём — и получится капитанский мостик, с которого я буду вами командовать. После этого мне, конечно, не очень-то хотелось задавать Саше новые вопросы. Но я всё-таки не удержался и спросил: Я давно хотел… И эти слова почему-то очень не понравились Саше. Будем здесь, возле холма, курсировать — и всё.

Не могу я из города уехать. Это слово я всегда произносил шёпотом. И, наверное, очень важная, если из-за неё он отказывался от дальнего путешествия. Чтобы я больше ничего не выведывал, Саша тут же заговорил о другом. Я помимо воли улыбнулся: Пьесы Островского никогда не читал? У него там Олимпиады на каждом шагу. И даже в театре смотрел. Ты небось и книжки все на свете перечитал? У вас ведь там прямо на каждой улице библиотеки!

Как пишется «Саш»?

И почему ей пришёл в голову этот дурацкий вопрос? Я только и мог неопределённо пожать плечами. А Саша всё хмурился. Я только пожал плечами — и всё. Это же Липучка раскричалась: Даже в учебники лазить необязательно. От Сашиных слов мне почему-то захотелось нагнуться и получше разглядеть камешки под ногами.

Он объяснил, что мы скрепим все балки и брёвна поперечными досками, перевьём их проволокой, приколотим ящик, из которого он, Саша, будет нами командовать, и спустим плот на воду. Тогда Саша приказал мне укоротить два берёзовых бревна, которые были гораздо длиннее. Я взял топор, закинул его обеими руками за правое плечо и что было силы хватил по краю бревна. Но бревно от этого не укоротилось, а треснуло где-то посередине и раскололось. Даже Липучка смотрела на меня так, что я понял: Дрова, что ли, никогда не колол?

Да и весь городок можно было назвать скорее не Белогорском, а Темногорском. Дорога показалась мне гораздо длиннее и круче, чем утром. Я подумал, что летние дни очень долгие и, раз уже успело стемнеть, значит, совсем поздно. Вдобавок ко всему у меня что-то перекатывалось в животе и неприятно посасывало под ложечкой. За целый день я съел всего два немытых горьких огурца и кусок чёрствого чёрного хлеба. Всё это хранилось у Саши в зелёном шалаше. Один раз Саша сбегал в город и принёс оттуда миску горячего супа, но отдал её шпицу Бергену.

А нам с Липучкой он не дал супа, потому что мы, по его словам, должны были тренировать свои желудки и закаляться, как будущие моряки. А то здесь, поблизости, будем крутиться. Зачем же нам закалка? Что бы сказала мама, если б узнала про сегодняшний день! Ведь она сколько раз повторяла: И ешь в одни и те же часы — это самое важное! Вспомнив о маме, я с ужасом вспомнил и о том, что до сих пор не послал телеграмму. А ведь мама перед отъездом говорила: А то мы все здесь с ума сойдём.

Помни, что у бабушки больное сердце! В Белогорске всё было очень близко, и почта тоже была совсем рядом с дедушкиным домом. Полукруглые окошки на почте были уже закрыты фанерными дощечками, и только одно светилось: Возле окошка с бланками в руках стояло несколько человек.

Я ещё ни разу в жизни не посылал телеграмм, но знал, что настоящая телеграмма должна быть очень короткой. К тому же у меня болел средний палец: Окончательно проснувшийся Саш притянул к себе Василису и чмокнул в щеку: Но не даром же его отдавать! А продукты, если чего В дорогу охотник собрался.

Продукты в дорогу собрала Василиса. На прощанье она чмокнула его в нос: У Саша немного запершило в горле: Еще задолго до ворот охотник услышал дружное ржание охраны и, подойдя чуть ближе, смог разобрать только одну фразу: Судя по голосу говорить мог только Костян - старший охраны в сегодняшних сутках.

Его все так и звали - Костян, хотя наверняка он имел и фамилию, и отчество. Настроение моментально упало - теперь его точно задолбят насмешками. И надо было дураку, сознаться, что уснул Тем временем Костян рассмотрел его мрачную рожу и разом посерьезнел: Смотря на Костяна перестали смеяться и остальные.

Охотник только согласно кивнул: Попутно он соображал - врезать ли Костяну в челюсть, или подождать, пока блюдо остынет Видимо что-то в его взгляде охранник прочитал и, видно было, сам уже был не рад своей хохме: Мы тебе все благодарны. Ты послушай, что в Поселке говорят! Говорят, мы впятером одного ушатали, и то при раненом остались, а потом просну На лицах присутствующих стали проступать тщательно сдерживаемые улыбки.

Охотник и сам с трудом хранил серьезное выражение лица - анекдот про лесника - человека, который присматривает за лесом - знали все, не понятно только, чего за ним присматривать, за лесом то?

Охотник еще деланно похмурился, а потом махнул рукой: Отвечать охотник не. Вожак небольшой стаи волков - Обо, медленно умирал. Он не боялся смерти - глупо бояться того, что неизбежно. Его мысли занимала судьба оставшихся пяти волчат - он не признавал их взрослыми и не верил, что они смогут выжить самостоятельно. И ведь только нашли хорошее место, недалеко от поселения людей. Будь проклята эта неудачная охота! Как можно было напасть на подсвинка и не заметить здорового секача в кустах рядом!

Наверное, возраст дает себя знать. И вот результат - здоровая рана в боку, через которую по капле утекает Жизнь. Хуже всего то, что некому поручить волчат. В окрестностях из возможных вариантов только люди, но с ними нужно знакомиться неспешно, постепенно обретая доверие. Тем более не все люди лояльны к волкам. В Большой стае общение с людьми практиковалось, более того - сотрудничество.

Стая охраняла территорию от других волков, тех, с кем нельзя Говорить. Люди в свою очередь не беспокоили стаю, а при случае и оказывали помощь. К логову мог прийти крестьянин и договориться, например, об охране стада. В ответ, раненый волк мог пойти к людям и получить помощь. Еще, люди построили стае новое удобное логово - длинный приземистый барак.

А когда пришли чужие охотники и стали стрелять, вмешались местные люди и доходчиво объяснили, что стаю трогать. Размышлениям Обо внезапно помешал знакомый запах - человек, и он с ним знаком - несколько дней назад вместе прятались от большой группы людей.

Тогда Обо понял - с ним можно общаться. И потому сейчас он из последних сил поднялся и двинулся в направлении запаха Скорым шагом охотник шел в направлении озера и к вечеру покрыл большую часть пути. На ночевку он остановился на небольшой полянке. Подготовив углубление для костра, что бы не было видно со стороны, он развел огонь, на котором и разогрел себе ужин.

Ночь прошла спокойно - никто и ничто Саша не потревожили. Сюрпризы начались утром, когда он, свернув стоянку, двинулся в путь. Сначала с разных сторон замелькали еле уловимые контуры волков - Сашу даже иногда казалось, что мерещится, но нет Выйдя на очередную поляну, он увидел лежащего поперек тропы Волка.

Однако я его уже видел, - успел подумать Саш, дергая плечом - и тут же автомат послушно лег в левую ладонь. Почти сразу охотник понял, что со зверем что-то не так, да и не нападает. Саш подошел ближе, ну да, тот самый Волк, и здоровая дыра в боку, чем это его так Да нет, не помер Когда охотник выпрямился и глянул по сторонам, вокруг него сидело пятеро волков - три здоровых самца и две по фигуре видно - девочки - и с надеждой на него смотрели.

Вариантов не было - он достал аптечку и обработал, как смог, рану. Волк в сознание не приходил. Остальные волки никуда ни ушли, а как раз наоборот, сконцентрировалась вокруг Саша. Саш пытался разогнать всех голосом, ничего не получилось - серые тени продолжали мелькать со всех сторон.

Можно удивляться, но волки пришли на клич, и сели - прижав хвосты - четверо. Пятый продолжал нарезать круги по лесу - дозорный, не иначе Сев, они вопросительно посмотрели на Саша - чего, мол, звал? Вопрос ощущался почти физически, будто кто-то пытался вломиться в мозги. Смешно, но нечто подобное охотник предполагал - волки явно непросты. Ответа, как и ожидалось не последовало.

Ладно, давайте попробуем поговорить Саш присел на землю напротив волков. После нескольких безуспешных попыток, Саш попробовал мысленно представлять то, что сейчас произносил: В ответ один из волков тихонько проскулил.

как пишется имя саш с мягким знаком или нет

Волк ответил глухим ворчанием. Что же, подумал Саш, алгоритм общения, вроде как, найден. Примерно через час-полтора, посредством однозначных ответов: В некоторых случаях, задавая вопрос, Саш уже знал ответ - он как будто возникал у него в голове.

Особенно легко это выходило с именами. Волка, который вел диалог звали Сит. По сути, стаей волки и не были - просто десяток молодых волков ушел искать себе новые земли - такое практиковалось, когда численность основной стаи значительно возрастала. Тогда, территория, ей принадлежащая, уже не могла прокормить. С молодежью пошел один из старших волков - Обо - все прекрасно понимали почему - среди этой десятки а точнее одиннадцати волков была его дочь - Дия. Обычно, такая привязанность к потомству была нехарактерна, но в данном случае имело место быть исключение.

Обо прекрасно себя проявил как лидер, ведь не будь его, погибли бы уже. Но, волкам тупо не везло - все земли, по которым они проходили, либо были бесполезны, либо имели хозяев. В стычках со стаями местных потеряли часть группы. Приходилось уходить все дальше и. Наконец, достигнув окрестностей Поселка волки решили, что им повезло. Местность хорошая, а от находившейся здесь стаи местных они всерьез рассчитывали отбиться - те хоть и превосходили их численностью, но были значительно мельче и слабее.

И с ними нельзя было Говорить. Карты спутала неудачная охота, когда вожак получил серьезную рану. Молодежь, конечно, считала, что справится и без него, но оспаривать его решение никто не. А Обо решил перепоручить их человеку. В правильности принятого решения волки убедились, только-что - появилась надежда, что вожак выживет.

Все к нему привязались. Закончив разговор, Саш ненадолго задумался, по-хорошему Волка надо тащить в Поселок, но и переселенцев нельзя заставлять ждать - он и так опаздывает.

Рана у Обо, конечно выглядит плохо, но внутренние органы, вроде как, не задеты. Значит так - Саш принял решение - Он отстегнул от рюкзака кусок брезента и принялся его натягивать между деревьев.

Потом перетащил туда вожака. Тут Саш просто физически ощутил недовольство двух самцов. Но решения не изменил - кто лучше дочи позаботится о папе? На удивление, вопросов не возникло - волки знали, что такое дисциплина. Остаток пути до озера Саш прошел ускоренным темпом - боялся за раненого волка, и рассчитывал быстрее вернуться. Тем более, что не было необходимости от кого-то сторожиться - две быстрые тени, что мелькали то где-то далеко впереди, то сбоку, то сзади давали надежду, что любая опасность будет заблаговременно замечена.

Волчат, Саш уже не считал их матерыми волками, звали Зия и Дик. При всем своем серьезном и внушающем уважение внешнем виде, характер они имели озорной и бесшабашный. По мере возможности, Саш старался на них воздействовать. На коротких привалах он нарочито злым тоном делал им выговоры, но волки, похоже, прекрасно понимали, или чувствовали, что он не сердится. В ответ на один особо занудный спич, Зия подошла и коротко лизнула его в нос - до воспитывался, никакой субординации. А через несколько минут после окончания привала из кустов раздался короткий взвизг - волчица убила косулю.

Нам еще долго бежать, мы торопимся! Косулю придется бросить - зачем зря еду переводишь? Волчица виновато потупилась и с надеждой покосилась на Дика, ища поддержки. Но не получила ее - волк был согласен с Сашем, он же нашел и решение проблемы, ухватив косулю за шкуру на загривке и рывком забросив себе за спину.

В итоге скорость передвижения не снизилась и оставшиеся пять километров прошли быстро, но Зие пришлось вести разведку окрестностей за двоих.

Избегалась девочка, конечно, в усмерть, и язык на плече лежал уже практически постоянно, но, тем не менее, охранение переселенцев обнаружила своевременно, о чем и предупредила Саша. Охрана волчицу не увидела, и она их трогать не стала - волки знали о цели похода.

А потом у Саша в голове возникла картинка, как они почти строем минуют охрану и идут дальше, застав всех врасплох, причем эта мысль, он был уверен, ему не принадлежала. Но, подумав, он согласился, отметив про себя, что не настолько уж он взрослее этих волчат: Появление Саша, в компании с двумя огромными волками, у лагеря переселенцев вызвало изрядный переполох.

Справедливости ради надо отметить, что Зия была все же чуть поменьше Дика, и до пояса Сашу, в отличие от последнего не дотягивала. Охотник решил не накалять обстановку и остановился метрах в двадцати, решив подождать реакции переселенцев.

Стрелять в них, к счастью, не стали, а после некоторого замешательства, выдвинули в его сторону Федора, уже знакомого Сашу по предыдущей встрече. Между тем, Дик, безошибочно определив наличие кухни, направился туда при этом оттуда разбежались все, кто был поблизостигде и сбросил наземь косулю. Потом он вернулся к Сашу и сел. Почти подошедшего Федора вид залитого кровью волка, размером с молодого теленка видимо, несколько шокировал, и он замедлил шаг.

Зия в это время уже спала, уложив голову на сапог Саша - она не чувствовала опасности. В результате Саш не рисковал лишний раз шевелиться - женщины - неважно сколько у них лап. Потому он тихонько расшнуровал сапог и вытащил из него ногу, затем сделал шаг навстречу Федору и прошептал: Федор озадаченно кивнул, но спорить не. Они отошли к озеру, и Саш уже нормальным голосом спросил: Мысли Федора, похоже, были заняты другим: Уже по названию рассказа, не сомневаюсь, вы, уважаемые читатели, поняли, что речь пойдёт о необычном человеке.

А отец его работал школьным учителем, учил грузинских ребятишек русскому языку. Мама мальчика не работала, была домохозяйкой. Вот поэтому и не работала. С родителями, братьями и сёстрами мальчик говорил по-армянски, а в школе — по-грузински. Родственники звали его Самвелом, а школьные товарищи — Сандро.

  • Поиск ответа
  • Book: Саша и Шура
  • Как правильно пишется имя Саш или Сашь?

Семья жила не в роскоши, на одну зарплату школьного учителя не пошикуешь. Но жили дружно, весело. В школе Сандро-Самвел учился хорошо. Нельзя было учиться плохо — ведь твой арик папа учитель, это раз, а другое — он не просто учитель, - он учитель-фронтовик. На его праздничном костюме ордена и медали — разве можно его позорить? С четырёх лет отец начал учить сына играть в шахматы, а с третьего класса Самвел стал защищать честь школы на районных соревнованиях. Учась в старших классах, без познания теории шахмат, Самвел неоднократно занимал в районе место лидера.

После окончания школы год, до призыва в армию, Самвел работал разнорабочим на местной птицефабрике. Потом Рига, танковая учебка, механик-водитель. Сержант, отличник боевой и политической подготовки.

как пишется имя саш с мягким знаком или нет

Перед демобилизацией командир части предложил ему, без экзаменов, стать курсантом военного училища. Отец к тому времени вышел на пенсию, но был ещё крепок. Ты у нас последний, и, по обычаю, должен жить с родителями.